Киев

ВЕЧЕР В ОПЕРНОМ ТЕАТРЕ

Вторник 11 апреля выдался очень активным. Запутанная логистика с утра, много рабочих встреч, в перерывах между которыми я дописывала статью. К концу дня левый кед немилосердно натёр пятку, голова стала чугунной, а рюкзак, казалось, потяжелел раза в четыре. С одной стороны, я жутко хотела оказаться дома и снять наконец эти треклятые кеды, но с другой … 

В кассе киевского оперного театра меня ждал пропуск на балет «Венский вальс». Нет, не просто билет, а личный пригласительный от Натальи Лазебниковой, прима-балерины театра. «Упустить такую возможность — это кощунство и варварство, Настя!», — сурово сказала я себе и побежала от Золотых Ворот к оперному. 

За 10 минут до начала спектакля у меня в руках оказалась кремовая бумага с золотыми уголками. Гардероб, мраморные лестницы, старые-престарые зеркала, массивные белые двери и вот он — партер, ряд 2, место 22.

Перед самым началом спектакля, когда в воздухе зависает предвкушение чуда, мне нравится наблюдать за публикой в зале и музыкантами в оркестровой яме. В этот раз мне особенно запомнился пожилой контрабасист — он сидел с прямой спиной, а потом вдруг поднёс правую руку к сердцу и обвёл взглядом весь зал. Столько признательности было в этом жесте, что я охнула.

И вот гаснет свет, дирижёр направляется к пульту под аплодисменты зала, улыбается, поворачивается к оркестру. Его руки взлетают вверх, зависают на несколько секунд и … чудо начинает совершаться.

Я улыбалась с первых минут спектакля, но когда на сцене появилась Наталья Лазебникова в роли главной героини Аннель, я вздрогнула душой. То, как танцует Наталья, лучше всего увидеть воочию — её не зря считают одной из лучших балерин лирического амплуа в Украине (а может и в мире?). Её танец эмоционален, но не переигран, если вы понимаете о чём я. В каждом па — хрупкое благородство, достоинство и изящество. Я заметила ещё одну интересную особенность — Наталья очень лёгкая и еле слышно приземляется даже после больших и сложных прыжков. Вот нет этого громкого стука пуантов, нет и всё. К слову, если вам интересно узнать больше о жизни балерины, ups & down этой профессии, непростом выборе между творчеством и семьёй, то вот вам честное интервью с Натальей, которое мы записали в конце прошлого года.

Уже после спектакля, после standing ovation, после цветов и сияющих глаз зрителей, не отпускающих исполнителей со сцены, я подошла к Наталье и сказала, что буду ждать её Жизель. Наташа, я правда её жду. (Жизели быть!)

Хорошие снимки спектакля можно увидеть на сайте театра. Но! Я всё равно хочу вставить небольшую серию фотографий, которая лично мне напоминает сон или видение — картинка то чёткая, то вдруг размывается, затем ненадолго обретает контуры, проступает сквозь туман и … снова исчезает.

Во время антракта я вышла на улицу. На одной из скамеек сидел мужчина. Крепко сцепленные между коленями руки, несуразно большой портфель, сгорбленная спина, глаза, смотрящие сквозь проходящих людей, — он выделялся своим пронзительным одиночеством. «Пускай в его жизни будет больше счастья», — я мысленно пожелала ему. На перекрёстке одна из машин вдруг ослепительно мигнула фарами и в голове у меня пронеслось — «пожелание сбудется». Затушив сигарету, я пошла ко входу.

Признаться, я обожаю императорское величие старых оперных театров. Кого-то пугает вся эта лепнина, позолота, амуры, насыщенный бордовый, завитушки, бархат и увесистость, а для меня это прикосновение к эпохе, которой больше нет. Покупая билет в наш киевский театр оперы и балета, я отправляюсь не на спектакль, а в выпавший из калейдоскопа вечности кусочек пространства и времени. И да, мне в нём комфортно — хочется следить за осанкой, руками в длинных тонких перчатках поправлять эгрет в волосах, а потом попросить своего благородного спутника принести исправный лорнет.

И не могу не отметить, что стоимость билетов на балет и оперу в Киеве — близка к ничтожной и ниже бюджетной. Самый дешёвый билет на большинство спектаклей стоит 20 грн — меньше доллара. Да, ты будешь сидеть далеко от сцены, но ведь это всё равно очень и очень (!) доступная цена за то, чтобы послушать «Аиду», «Турандот» или посмотреть «Кармен-сюиту». Высокое искусство существует не только для тех, кто может позволить себе партер и ложи бенуар.

Счастливая я вышла на улицу и вызвала такси. Уже по дороге домой я вдруг поняла, что голова стала ясной, рюкзак — невесомым, а кеды — к сожалению, жали по-прежнему. Но это стало совсем неважным.