Travel

ФЛОРЕНТИЙСКОЕ УТРО, ИЛИ ТАТУИРОВКА НА СЕРДЦЕ ЗА 4 ЧАСА

Сажусь писать пост про Флоренцию, где я побывала в мае прошлого года… и у меня начинают дрожать пальцы.

Я думала, что через 10 месяцев после этого путешествия, одни воспоминания потускнеют, другие — сотрутся, а моя реакция на само слово «Флоренция» станет спокойной и более философской. Но нет!

Firenze стала частью моей ДНК, отхватив ещё и знатный кусок души. Она осязаема мною даже на расстоянии. Закрываю глаза и слышу песни ласточек на закате, ем gelato, сидя на бордюре Пьяцца делла Синьория, чувствую холод мрамора Санта-Мария-дель-Фиоре. В моей голове проносятся звуки, шумы, запахи, ощущения, сердце начинает стучать чаще.

В этом посте я покажу вам небольшой, но ооооочень аппетитный кусочек Флоренции — с 5.30 АМ до 9.30 АМ.

Когда я только приехала, то сразу поняла, что мне нужно подкараулить город при свете звёзд и поймать красавицу Флор за руку рано утром.

Поэтому в один из дней я встала в 4.30, споро прихорошилась, собрала нехитрый завтрак и вышла в серое предрассветное утро.

Флоренция спала, изредка всхрапывая — тут пакистанец катит громыхающую тележку со своим товаром до центрального рынка (Mercato Centrale), там машина медленно и шумно моет тротуары. В воздухе же висит дымка — смесь ночной пыли и тумана.

Главный бонус такой ранней прогулки — отсутствие людей. Каждая достопримечательность и площадь принадлежит только тебе. Это прекрасная возможность полюбоваться собором Santa Maria del Fiore без тысяч (!) осаждающих его туристов, спокойно разглядеть знаменитые золотые двери Баптистерия (названные Микеланджело «вратами в рай»), посидеть в тишине на скамейке Пьяцца делла Республика и в одиночестве любоваться рассветом на Ponte Vecchio.

Возле Санта-Марии-дель-Фиоре мне встретились только два молодых итальянца, возвращавшихся на велосипеде после бурной вечеринки. Их плещущее через край счастье, пропитанное вином и бог знает чем ещё, передалось и мне, добавив краски новому дню.

Если очень захочется кофе (утро, ну!), то «Хьюстон, у нас проблема!», в городе закрыты почти все заведения. Но исключения всё-таки есть. Например, крохотный бар недалеко от Piazza della Signoria.

Дойти до него очень легко. От собора Санта-Мария идёте по Via Roma мимо Piazza della Repubblica, доходите до Порчеллино (фонтан с золотым кабанчиком) и прямо напротив него будет вам бар-кофейня, которая в 6 утра уже открыта. После капучино с хрустящим канноло (сладкой трубочкой из жареного теста с нежной рикоттой внутри) можно подойти к кабанчику, который исполняет все желания. Нужно только потереть рыльце, положить монетку ему в рот и, если она соскользнёт вниз и провалится через прутья решётки у ног кабана, то желание непременно сбудется. Ну, а если монетка не упала куда надо — вы ведь помните, что количество попыток не ограничено?

Тот самый бар-кофейня, что открыт в 6 утра. Прямо напротив него находится Porcellino.

 

Решётка проглотила мою монетку, и я отправилась к Piazza della Signoria.

Эта площадь в форме буквы L стала моим любимым местом во Флоренции. Сама не понимаю, чем мне так приглянулась Signoria: то ли из-за великолепной резиденции Медичи Palazzo Vecchio, или может дело в Лоджии Ланци — музее под открытым небом с мраморными статуями. Мне ужасно нравится этот невероятный симбиоз камерности и в то же время объёма, который ощутим на площади. За 9 дней во Флоренции я побывала здесь больше 15 раз и постоянно придумывала причину остаться ещё минут на 5, и ещё, и ещё.

У Лоджии Ланци, я села на каменную скамейку под скульптурой Джамболоньи «Похищение сабинянок», развернула свёртки с хлебом, пармезаном и сочной помидориной, и съела всё. Мне было тааааааак вкусно. И вдруг меня накрыло настолько сильное carpe diem, смешанное с чувством благодарности к городу, миру и своей судьбе, что я расплакалась. В небе выписывали восьмёрки ласточки, я улыбалась, слёзы текли по моему лицу. Катарсис, очищение и спелый итальянский пармезан запомнятся мне на всю жизнь.

Под этой скульптурой у меня и состоялось пиршество.

Пиршество. Скромное. Но вкусное.

После завтрака я решила прогуляться без чёткого маршрута. Я оказывалась в странных крохотных двориках, попадала на очень узкие улочки, приветствовала бодрых продавцов прессы, закрывала нос в отдельных местах, ставших ночным туалетом для бездомных, и старалась не пропустить момент, когда появятся первые лучи солнца.

Их я поймала возле самого Ponte Vecchio — моста, где находятся ювелирные лавочки. В 7 утра на нём было кое-что получше любых жемчугов — молодожёны в компании весёлых друзей. Признаюсь, сердце у меня ёкнуло.

После часовой прогулки по просыпающейся Фло, я вернулась на площадь Синьории (я ведь говорила, что обожаю это место) и зашла в кафе «Rivoire». Именно тут сняли несколько сцен из фильма «Ганнибал» 2001 года. Вот вам странный факт про меня: мой самый любимый киноперсонаж — это Ганнибал Лектер, маньяк, каннибал и одновременно эстет, эрудит, доктор медицины и многогранная личность (если, конечно, забыть, что он психопат, маньяк и каннибал).

Бармен в «Rivoire» был сонным и немногословным, но капучино сварил изу-ми-тель-ный. Я сидела за дальним столиком, у витрины с конфетами, мурча от удовольствия. Неподалёку от меня завтракала состоятельная семья. У самого старшего её члена были манеры аристократа, а каждый жест был исполнен достоинства. И снова – эстетический катарсис: я в месте, где был Ганнибал, уплетаю завтрак, а вокруг меня  красивые люди и обстановка. Ущипните меня, срочно!

Моё самое любимое полотно. Оно живое. Оно дышит. “Рождение Венеры” Сандро Боттичелли.

А завершилось моё утро в галерее Уффици, расположенной аккурат возле Палаццо Веккьо (и снова всё крутится вокруг Piazza della Signoria). Если вы спонтанно захотите пойти в Уффици, то вас ждёт испытание очередями — сначала на покупку билета, а потом на вход в галерею. Лучше приобрести билет с точной датой и временем посещения заранее — выйдет на пару евро дороже, зато сэкономит несколько часов ожидания.

Заканчиваю писать этот пост, а пальцы снова начинают дрожать. Потому что я вернусь во Флоренцию. С этим городом у меня роман.