Art de Vivre

ИДЕАЛЬНЫЙ ТВОРЧЕСКИЙ ОТПУСК

#Сентябрь_море_после

В сентябре я 3 недели провела на семейной даче на юге Украины, аккурат возле Чёрного моря. Я назвала этот период творческим отпуском. По сути, с ним я перешла с офисной работы на фриланс. Поэтому в начале сентября, когда все вопросы в Киеве были закрыты, я положила вещи в одну большую сумку и рюкзак, кота Серафима – в переноску, и поехала в Затоку.

Так осуществилась моя давняя детская мечта о каникулах в сентябре. Отдельная благодарность маме – за наши глубокие беседы, полезную еду, лёгкий характер и за то, что взяла на себя все бытовые вопросы.

Каждые 24 часа – как счастливый день сурка. Поздний завтрак с мамой под открытым небом на заднем дворе – кофе со свежим коровьим молоком, болгарская брынза и ароматная кровянка, шоколадный трюфель, жареные биточки из килечки, спокойная беседа о-чём-угодно. Ленивый поход на море – расстелить на песке старую подстилку, окунуться в холодную воду, нырнуть с головой поглубже и с визгом выпорхнуть на поверхность, лежать и читать приключения Шерлока Холмса с перерывом на сигарету, и горсть винограда. Спокойное послеобеденное время – играть, но чаще лежать с котом, делиться впечатлениями в фейсбуке или инстаграм, общаться с друзьями, разбирать ракушки, качаться на качелях на пляже. Ужин был простым и сытным – отварная картошка и салат из свежих помидоров, огурцов и болгарского перца с мирудией; легкий омлет с зеленью или жареная рыба, хлеб и овощи, а потом чёрный чай и десерт.

 

 

Море, чайки и медузы, мерное дыхание и красота окружающего мира, тишина и светлая энергия курорта после закрытия сезона, отсутствие людей и пустых разговоров – это помогло мне вычистить мусор из головы и слушать свой внутренний голос чётко, без помех в виде сомнений.

К слову о медузах. В этом году их была тьма-тьмущая. Те, что вы видите на фото – это ядовитые корнероты. Да, жалятся они прилично, поэтому главное – не попасть под щупальца. Мне они казались большими брошками или шляпками жены Посейдона, которые модница заказывает себе в особом подводном Париже. Море выбросило их на берег, где они медленно погибали. Это зрелище было преисполнено грусти, одиночества и своеобразной красоты.

Бодр, доволен, избалован и точечно динамичен – это я о Серафиме, которому на даче понравилось. С расширенными от ужаса глазами и на руках у хозяйки встретил он море и песок. Медуз не оценил, а вот полевые цветы и травы, растущие возле забора, пришлись ему по душе. На дворовых кошек, просачивающихся к нам во двор за подкормкой, смотрел Серафим с подозрением и однажды даже брезгливо зашипел на тощую черно-белую Марусю. Три раза с помощью всё той же хозяйки взобрался на куст с оранжевыми цветами, откуда был снят после 5-минутного пребывания и голосистого «м-а-а-а-а-у-у!» (перевод – «да сними ты меня отсюда, у меня попа не проходит между ветками!»). Но больше всего Серафим любил развалиться на ступеньках под солнцем, перекатиться со спинки на живот, вытянуть лапки, закрыть очи и замереть. Бабушка с дедушкой влюбились в красавца незамедлительно. Дедушка звал его лордом и барином, бабушка нежно щипала за щёчки – Серафим одобрительно помахивал кончиком хвоста, намекая, что всё верно и продолжайте дальше.

Как же прекрасен курорт после окончания высокого сезона. Он становится тихим, спокойным, ветер не сталкивается с толпами людей, а расхаживает лениво по проулкам и берегу. Отдыхающих можно на пальцах двух рук пересчитать. Каждый погружён в свои мысли, в песок у ног и море по талию, в крики чаек и шорох их крыльев, в плеск воды и умиротворение, что прозрачной простынёй окутывает пляж.

Я улыбалась каждой паре в возрасте, которую видела на пляже. Образ одной такой пары врезался мне в память очень остро. Он – высокий и седовласый, она – хрупкая, в красном кардигане и цветной косынке на волосах. Они пододвинули шезлонги близко к воде и долго так сидели, тихонько переговариваясь друг с другом. Женщина смотрела на синие воды и изредка поднимала голову к небу, а мужчина смотрел на женщину.

Мощная ностальгия врезалась в меня, как поезд, ближе к концу пребывания на даче. Она родилась из детских воспоминаний и смены сезонов, что так осязаема возле моря. Густой медовой ниточкой она проходила сквозь солнечные дни и прохладные вечера. Я вспоминала наши семейные посиделки с чаем, как прыгала с плеч папы в море, визиты родственников из России и Беларуси, летнюю дружбу с другими девчонками, которых как и меня вывозили на дачи, дискотеки до 11 вечера на соседней базе отдыха и праздники Нептуна, на которых я голосисто пела Верку Сердючку и Офру Хазу.

Как грустно скользить по фрагментам жизни из прошлого. Как сладко, что они у меня есть!